Дом, который построил гот

Альфа и омега

Любой, без исключения, экспериментатор, перед началом работ непременно задаётся двумя вопросами – что именно необходимо доказать опытным путём и каков должен быть идеальный результат эксперимента.
Столкнувшись лицом к лицу с экспериментом, подобными вопросами задались и мы. С какой эпохи начать? Что именно пытаться реконструировать? Что ожидать от экспериментов? Не потратим ли мы время впустую? Не превратив вопросительные знаки в точки, начинать было бессмысленно. Конечно, в процессе самих экспериментальных работ вопросов возникало еще больше. Но ответа ждали именно эти вопросы, они были нашей альфой и омегой, реперными точками.
Ответы стали приходить как-то сами собой, по ходу наших совещаний, обсуждений, дискуссий. Объектом эксперимента стала, конечно же, черняховская культура – у каждого из нас, у всего коллектива нашей Германо-Славянской археологической экспедиции, за плечами не один сезон раскопок на черняховских памятниках – поселениях и могильниках. Материальная сторона этой культуры всем нам известна достаточно хорошо – благо, раскопки такого богатого на материал археологического комплекса Войтенки давали хорошее представление о многих сторонах жизни и смерти древних людей. Каждый год нами исследовались остатки наземных или углубленных черняховских построек, погребений (ингумаций и кремаций), из культурного или культового слоя подымались сотни артефактов – обломков черняховской посуды, украшений, и т.д. Другими словами – теоретическая основа у нас была.
Другой вопрос – чего же мы ждем от эксперимента? Признаться, здесь мы немного растерялись. Хотим ли мы собственно результат или нас удовлетворит процесс? С одной стороны, заманчиво было бы побыстрее отстроить черняховское жилище и пожить в нем. Но с другой стороны нас раздирало любопытство: как долго строился такой дом? сколько для этого требовалось материала и людей? Второе победило, но и первое до сих пор не оставляет в покое. Поэтому набрались терпения (благо, у археологов терпения не занимать) – и начали действовать!
Ну не то, чтобы мы сразу схватились за топоры и лопаты. Нет. Эксперимент должен быть экспериментом до конца: если строить древние сооружения, то делать это нужно максимально аутентично, то есть подобными древним инструментами, согласно имеющимся археологическим данным о черняховском домостроительстве. Поэтому первые дни своего существования черняховская полуземлянка начала в Научно-исследовательской лаборатории Германо-Славянской археологической экспедиции Харьковского национального университета имени В.Н. Каразина, где проходил теоретический этап подготовки к эксперименту.

Раскопки в библиотеке

Конечно, не каждому теоретическая часть подготовки покажется увлекательным занятием: пересмотр десятков книг и научных журналов, сотен веб-страниц в Интернете. В библиотечных раскопках гораздо меньше романтики, чем в раскопках археологических. Но важность у них одинаковая!
Прежде всего, на общем совещании всех участников проекта мы решили: распыляться на будем, а сосредоточимся на реконструкции одного жилища. Пусть это будет полуземлянка. До наземных сооружений мы еще доберемся. В книгах сразу же было обнаружено с десяток разных попыток графически реконструировать черняховские полуземлянки. Все эти реконструкции были скопированы и сложены в отдельную папку. Они нам еще пригодятся.
Следующей задачей стал выбор инструментов, при помощи которых будет построен дом. Главными кандидатами сразу же стали: топор, тесло, скобель, сверло, долото и серп. Стоп! А чем же копать котлован нашего будущего жилища? В черняховской культуре практически не известны находки заступов (деревянная лопата с железной оковкой). А что, если делать так, как делают это в современном Китае – рыхлить землю мотыжками и потом её выбирать? Тем более, что мотыжки в черняховской культуре известны очень хорошо. На том и порешили: разыскали в литературе изображения всех этих инструментов, вымеряли их истинные параметры и обратились к кузнецам, чтобы они сделали их точные копии. Да не просто копии, а чтобы и железо было максимально приближено по своему составу к древнему. Эксперимент так эксперимент! Дело в том, что в древности железо содержало большое количество углерода: с одной стороны это давало легкость изделиям, но с другой стороны они могли быть хрупкими. Сказано – сделано!
Но всё-таки вернемся к жилищу. Нам долгое время было не понятно – как же оно всё-таки должно выглядеть. Графические реконструкции давали совершенно различные типы домов, и это понятно – все они были основаны на результатах раскопок каких-то конкретных жилищ. А как быть нам? Ответ был в вопросе! Зачем же нам далеко ходить, если еще в 2010 году на участке А поселения Войтенки мы исследовали черняховскую полуземлянку. Вот она-то и будет нашим «подопытным кроликом». Тем более, что у нас была возможность еще раз, прямо в Войтенках, сделать её замеры-обмеры и хорошенько подумать над конструкцией сооружения. Пару слов об этом сооружении. Своими углами оно было ориентировано по сторонам света. В плане котлован был прямоугольным, углы были немножко сглажены. Длина коротких стенок прямоугольника – около 3 метров, длинных – около 4. Посреди коротких стенок, друг напротив друга, располагались столбовые ямки, как бы разделяя прямоугольник невидимой чертой пополам. Возле северного угла находился выступ – скорее всего это был вход в жилище. А напротив него, в дальнем углу постройки был очаг – от него осталось пятно пережженной земли и угли. От уровня современной поверхности эта постройка находилась на глубине 1,7 м, но древняя поверхность была чуть ниже современной, на 20-30 см. Вот с этим расчетом нами и проектировался будущий дом. Выяснив, каким же он будет, мы сразу приступили к обсуждению строительных деталей. Это было довольно долгим процессом – ведь среди нас никого не было со специальным архитектурным или строительным образованием. Каждый предложил свой проект реконструкции, и после долгих споров мы пришли к единому мнению.
На этом теории хватит, пора бы и за дело взяться, - сказали мы себе, тем самым дав начало следующему этапу наших экспериментов: практическому.

Искусство нагребать

При всём нашем огромнейшем желании почувствовать себя в роли древних германцев, это оказалось не такой уж и простой задачей. А «виной» тому – радушие и гостеприимство шефа нашего эксперимента, Виктора Михайловича Вороны, хозяина хутора зеленого туризма «Воронья Слободка». Именно в этой слободке и разместился штаб, и одновременно наш лагерь. Благо, сама площадка для строительства дома была рядом со слободкой – метров 200-300. Огорчало другое – почва. Дело в том, что село Мелиховка, на территории которого находится и слободка и наше будущее готское подворье, находится в пойме реки Берестовая, на песках и супесях. Черняховцы же, как правило, селились на черноземах. Успокаивало то, что в 2-3 километрах от места эксперимента находится настоящее черняховское поселение (хотя там почвы менее супесчаные). То есть черняховцы вполне вероятно могли жить и на супесях. Пока двое наших ребят, вооружившись вполне современной лопатой, пошли на место эксперимента копать шурф для выяснения стратиграфии, остальные принялись за подготовку инструментов к работе. Выяснилось, что на затачивание топора или скребка вручную понадобилось чуть больше часа. При помощи скребка изготовили ручки для топоров. И тут же поняли – какой это всё-таки удобный и практичный инструмент – скобель! Вот теперь вроде бы всё готово. Можно начинать! Тем временем, шурфовка показала, что под слоем песка на месте экспериментальной площадки находится отличного качества супесчаный чернозем. Это нас приободрило. Определив по солнцу стороны света для правильной ориентировки жилища, приступили к его разметке. Ну не линейкой же это делать! И не современной же рулеткой! Время не сохранило названия и меры длин у древних германцев, и науке они неизвестны. Поэтому мы рискнули вымерять всё традиционным на Руси способом – локтями. В среднем, при росте 170 см локоть человека имеет длину 35 см. Так и постарались разметить прямоугольник 3 на 4 метра и тут же запутались. Пока вымеряли углы и диагонали, запутались окончательно и наше жилище получило размеры 4 на 5 метров. Значит так угодно богам! – решили мы и приступили к выборке котлована. Рыхлить мотыгами дерновый слой оказалось не такой уж легкой задачей – трава постоянно запутывалась о мотыги, земля плохо рыхлилась. Да и набирать её в корзины (наличие корзин в древности у нас не вызвало сомнений – плетение из лозы известно еще с палеолита) руками, а потом нагребать мотыгами было неудобно. Встала острая необходимость изготовления каких-то лопат для нагребания земли – это значительно ускорило бы работу. Первый слой, толщиной всего в 15 см, пятеро человек снимало больше двух часов! А землю следующего слоя нагребать в корзины было просто невозможно! И здесь нельзя не сделать лирическое отступление – реверанс в пользу обычной лопаты. Как же всё-таки она была нам необходима и как же всё-таки она была важна для развития человечества! И уж куда археологи без лопаты… Лопатку для нагребания земли мы всё-таки изготовили – из дерева. И это дало свои ощутимые результаты. При помощи неё, мотыжки и корзины один человек снимал слой земли в 15-20 см на площади размером 2 на 1 м в течении 40 минут (для сравнения – лопатой это делается в 2-3 раза быстрее). И тогда нам стало ясно – выкопать котлован при помощи этих нехитрых инструментов можно! На это нужно потратить 3-4 дня работы целого светового дня с перерывами, для группы из 3-4 человек. Этим вполне могли заниматься женщины и дети. Тогда чем же могли заниматься мужчины? Им предстоял более ответственный труд…

Чисто мужская работа

Наверное, ничто так не окунает в прошлое, как отдаленный стук топора в лесу. В этом есть что-то первобытное, до боли родное и чарующее. А если это стук топора, сделанного по образу и подобию топора полуторатысячелетней давности – это придает таким ощущениям особенную остроту. Вот именно такой звук – а не какой другой – раздавался шестнадцать веков назад, как бы сигнализируя о строительстве жилища. Заготовка бревен для строительства (а мы рубили только те деревья, которые было разрешено рубить официально – всё таки мы друзья нашей природы) легла своим грузом на мужской коллектив экспериментаторов. Двое валили деревья – двое чистили их от веток. Рубили те деревья, которые были доступны и наиболее пригодны для строительства – таким деревом была ольха (к слову, сок этого дерева, после снятие коры, окрашивает ствол в красный цвет; в такой же цвет окрашивались и наши руки). Среди нас не было профессиональных дровосеков, но результаты рубки копиями черняховских топоров превзошли все наши ожидания. Если современным топором ствол диаметром 25-30 см рубился и чистился от веток за 7-10 минут, то «черняховским» топором на это уходило 5-7 минут. По всей видимости, предполагали мы, секрет такой быстроты в узком и длинном лезвии и длинной рукояти.
Заготовка бревен продолжалась 2-3 дня (нас иногда заставали врасплох дожди!), в количестве, определенном исходя из расчетов о высоте наземной части стен. Пожалуй, самым трудоёмким процессом оказался перенос бревен с места рубки на место строительства (опыты перевозки бревен на телеге, запряженной лошадью, которую нам любезно предоставил Виктор Михайлович, не увенчались успехом – лошадь долго не давала себя запрячь, а когда была запряжена, отказывалась идти в этой упряжи, поэтому решено было переносить бревна на своих плечах) – вот уж точно чисто мужская работа.
Конечно, мы отдавали себе отчет в том, что древние вряд ли могли строить дом из сырого дерева – ему нужно было бы немного полежать, высохнуть и тогда становиться отличнейшим строительным материалом. Но выбора у нас не было – ведь это всё-таки эксперимент.
Снесенные в штабель бревна впечатляли. Теперь с них необходимо было снять кору. Оказалось, что самым удобным инструментом для этого был вовсе не скобель, а обычное столярное тесло. С одного бревна при помощи него кора снималась за 7-10 минут.
Наконец, бревна были готовы, котлован выкопан – самое время начинать строительство!

Плетень, стропила и немножко мха

Мы долго думали – а почему бы весь сруб, то есть стены из дерева, не опустить в котлован? В таком случае, - рассуждали мы, - отпадает всякий смысл рыть котлован, можно соорудить жилище и на земле. Значит, часть жилища имела земляные стенки, а часть – деревянные, из бревен.
Особого опыта в сооружении сруба ни у кого из нас не было – решили идти путем проб и ошибок. И прекрасно с этим заданием справились. Делали сруб традиционным способом, то есть «в лапу»: делая на концах бревен надрубы и соединяя их между собой. Как в обычных русских деревянных домах – такая форма сруба всем нам хорошо известна. После укладки друг на друга каждое бревно тщательнейшим образом подгонялось друг к другу и таким образом получались невысокие деревянные стены.
Следующим шагом была установка стропильной системы. Столбовые ямки, выкопанные в дне котлована жилища мотыжками, для несущих столбов, были немножко врезаны в стенки – так требовала правдивость реконструкции того самого жилища, которое было нами исследовано в Войтенках. Между ними центрального столба не планировалось, но, для прочности конструкции, мы его впоследствии всё-таки установили, правда, не вкапывая в котлован. Конёк – самая верхняя балка – был положен на эти столбы. Первоначально мы думали сделать несущие столбы с рогатинами, но потом всё-таки решили «посадить» конёк в пазлы, а с рогатиной сделали центральный столб. Благо, при помощи топоров и долота такие пазлы сделать было довольно легко. Тем временем подкрадывалась еще одна проблема – укрепление земляных стен. Стало совершенно очевидным – простоять цельными и крепкими долго они не смогут и со временем начнут осыпаться. Было решено укрепить стены обычной плетенью (здесь, нужно признаться, мы пошли против истины – характерных ямок по контуру котлована в Войтенках мы не обнаружили, но ведь плетень мог и не глубоко вкапываться в дно котлована, так, что его следов мы просто могли не увидеть). Казавшаяся простой задача вылилась в довольно сложный и длительный поиск удобного для этого процесса материала – веток вербы или орешника. Получилось весьма забавно: заготовка материала для плетени длилась вдвое дольше, чем само изготовление крепежа. Когда вопрос укрепления земляных стен был снят, встал еще один вопрос – утепления сруба. Ведь между бревнами были щели, достигавшие в некоторых местах толщину в ладонь. И здесь было найдено решение – закрывать их при помощи мха. Мох был аккуратно собран нашими девчонками в лесу, высушен и затрамбован в щели. Теперь можно было всецело сосредоточиться на стропилах.
Если сказать, что заготовленных деревьев для стропил нам не хватило – это мягко сказать. Экспедиции по «дозаготовке» устраивались дважды: бревен малой толщины потребовалось много. Из них-то и формировалась стропильная система, состоящая из длинных продольных и коротких поперечных («лат») балок. Хорошо было бы их скрепить гвоздями… Да вот беда – ни разу при исследовании черняховских полуземлянок ни мы, ни наши коллеги не находили гвозди. Ну не вынимали же их древние, перед тем, как навсегда покинуть дом!? Значит, строили без гвоздей. Вот и в нашей реконструкции не было никаких гвоздей, лишь небольшие пазы. Для скрепления балок между собой мы использовали заранее приобретенную в магазине конопляную веревку – наверняка подобные веревки были и в древности.
Еще одной проблемой был вход. Мы слабо представляли себе, как он должен выглядеть, как его сделать функциональным и удобным. Поэтому придумали сделать его подобием такого же двускатного домика, но чуть под наклоном, соорудив для него собственную стропильную систему.
Когда стропильная система, деревянные и земляные стены были готовы – наш будущий дом приобрел вид настоящего Дома. Двускатного, со стенами. Прямо как на картинках графических реконструкций. Оставалось дело за малым – покрыть крышу. Но и это оказалось довольно большим препятствием для нас…

Нешуточные проблемы с крышей 

Покрытие крыши – то, что для археологов в земле сохраняется хуже всего. Конечно, если оно не глиняное и не жестяное. Речь идет о крыше, покрытой органическим материалом. Каким? Это тоже большой вопрос!
Проблема покрытия крыши в нашей экспериментаторской компании стояла очень остро – споры были чуть не до драк. Одни, ссылаясь на северное происхождение готов, видели её покрытой дёрном, другие, прибегая к местному этнографическому материалу, представляли её соломенной, третьи – камышовой. У каждого была своя правда, свои неоспоримые аргументы и недостатки.
Дёрн мы отбросили почему-то первым, хотя, обсуждая проект в Войтенках, были настроены крыть именно им. Дело в том, что многие жилища-полуземлянки в своём заполнении имеют большой слой пережженного грунта. Откуда он мог взяться по середине постройки? Не мог же так пожар прокалить пол? Значит, он взялся сверху – с крыши: она была покрыта дерном, который прокалился от пожара. Но дёрн в Мелиховке не позволил бы нам сделать подобное покрытие: одно дело дёрн на черноземе (плотный и вязкий), другое – на супесях (рассыпчатый и не устойчивый).
Соломенная крыша нам нравилась, но так уж случилось, что у Виктора Михайловича Вороны в слободке был еще прошлой зимой заготовлен камыш (камыш для покрытия крыши заготавливается только в зимнюю пору). Его количество нам показалось достаточным и выбор материала стал очевиден.
Самостоятельно крыть крышу камышом мы не рискнули – здесь нужен опыт. Поэтому Виктор Михайлович пригласил местного жителя, потомственного кровельщика, Леонида Бородина – у него опыт есть. Под его руководством и приступили к работе. Не без усилий, стащив возле дома весь заготовленный камыш, рубили его концы, связывали в снопы и подносили Леониду, который показывал, как правильно накрывать камышом крышу. Крыть нужно в три слоя.
И здесь, совершенно неожиданно для нас, стало понятно – всей этой, кажущейся невероятной, горы камыша не хватит даже для того, чтобы покрыть трёх четвертей постройки в два слоя! Не говоря уже о том, что нужен камыш для конька. А ведь материала казалось огромное множество – почти с двух гектаров пруда. Для нас стало очевидным – древние не могли массово покрывать крышу камышом, его просто не хватило бы на покрытие всех домов одного поселения за один раз. А ведь если его заготавливали, то делали это зимой, вручную, при помощи серпа. В общем, если и покрывали крышу камышом – то только очень зажиточным людям. Местному вождю, например. Кстати, в украинских сёлах камышовые крыши были только у самых зажиточных крестьян.
Выходит – солома? Но для того, чтобы покрыть соломой крышу, её нужно, по крайней мере, вырастить. А это должен пройти сезон, а может и не один. Мало по малу, всем нам стало ясно – такое сооружение как полуземлянка не было скороспелым. Его строили в течении года: заготавливали бревна, высушивали их, заготавливали солому (или камыш зимой), не спеша рыли котлован и укрепляли стены. Строили общиной, и, наверняка, несколько домов сразу. А тем временем, зимовали в каких-то легких, наземных постройках. Находки и тех и других широко известны в черняховской культуре.

Новые рубежи

Две недели, выделенные нами самими для строительства черняховской полуземлянки, близились к концу и у нас накопился багаж нерешенных проблем: недокрытая крыша, незакрытые фронтоны, не изготовленные лестница и дверь в жилище, не подготовленный пол, не сооруженный очаг и место для ночлега.
Особенно нас волнует очаг – он был открытым, а значит дым должен был попадать прямо в жилище и выходить наружу. Самое главное в таком – не угореть в дыму! Со всеми этими проблемами нам еще придется столкнуться. Ведь мы в серьез настроены провести в нашем доме несколько ночей дождливой осенью и холодной зимой, хорошенько его протопив дровами – так сказать, на себе попробовать возможности такой полуземлянки.
А пока мы берем тайм-аут. Обдумать сделанное, спланировать будущие работы. Ведь нерешенные вопросы означают новые рубежи для поисков и раздумий. А разве не это самое прекрасное, что есть у любого из нас?

***

Вот, те ребята, которые в течении двух недель пытались почувствовать себя древними готами:
Канд. ист. наук, зам. начальника ГСАЭ ХНУ ХНУ – К. Мызгин
Ст. лаборант НИЛ ГСАЭ ХНУ – К. Варачева
Лаборант НИЛ ГСАЭ ХНУ – Д. Филатов
Лаборанты ГСАЭ ХНУ – В. Серовский, В. Зеленохат, В. Руснак, О. Калугин, В. Ткаченко, О. Федоренко, М. Чекальский
Волонтер К. Исаев
Куратор работ – канд. ист. наук, начальник ГСАЭ ХНУ – М. Любичев
Шеф и идейный вдохновитель – В. Ворона

«Воронья Слободка» фотопутешествие
Кулинарные фестивали фотопутешествие
Турагенство «ЮПИТЕР» фотопутешествие
Экзотические растения фотопутешествие
Парк археологи-
ческих культур
фотопутешествие